Фашизм

Материал из HARITONOV
Перейти к: навигация, поиск

Фашизм — страшное обвинение.

Человека, обвинённого в фашизме — так называемого фашиста, — можно и нужно убить. Хотя есть вариант и просто унасекомить (например, изолировать от общества) — мы же не фашисты: мы добрые и за всё хорошее.

Фашизм в романе «Факап»

Полная и абсолютная противоположность деятельному гуманизму, то есть активный антигуманизм. Фашизм — это против людей и всего человеческого, самоотрицание цивилизации, болезнь разума и вообще всё самое плохое, что только может быть. Лучше гибель человечества, чем фашизм.

В записи 103 Вандерхузе рассуждает об этом так:

По учебнику, фашизм — это активный антигуманизм. То есть абсолютная противоположность деятельному гуманизму. Ну и соответственно, всему тому, что нам близко и дорого. У фашизма есть признаки: отрицание равенства людей, милитаризм, культ жестокости, религиозный фундаментализм, насаждение фобий и предрассудков, при этом извращенство всякое, ну и так далее. Наизусть уже не помню, но всё очень скверные вещи. Ненависть к культуре в списке присутствует. Дальше обычно пишут, что на Земле было несколько попыток реализации фашистских идей, последняя закончилась Полуднем. Но все эти попытки были относительными, потому что полный фашизм означал бы конец цивилизации. Сейчас вероятность наступления фашизма крайне мала, но забывать о ней не следует, поэтому надо ещё более крепить солидарность, коммунарское сознание, деятельный гуманизм и всё такое прочее.

Это в обычных учебниках. Если копнуть чуть глубже, выясняется кое-что любопытное. Например, то, что само слово «фашизм» как обозначение всего плохого появилось достаточно случайно. В двадцатом веке прошлой эры так назвался политический режим в одной стране. В соседней был режим куда хуже, назывался он «национал-социализм», но, чтобы не поганить хорошее слово «социализм», его стали называть фашизмом тоже. Потом слово вообще очень сильно распространилось, как обозначение всякого зла. И даже в пресловутом Халифате этот самый «фашизм» был формально под запретом — как и вообще все европейские учения. Хотя сейчас мы считаем Халифат образцом фашистского государства. Вот такая диалектика.

В общем-то, я даже понимаю, зачем вокруг этого самого фашизма такой кипеш. У всего должна быть противоположность. Не просто какая-то там альтернатива, а именно полная противоположность. Как чёрное и белое. Иначе мы мыслить не умеем. И если белое есть, а чёрного нет, мы будем его себе придумывать. И ведь до чего-нибудь додумаемся, скорее всего, до плохого. Например, глаза себе выколем, чтобы только увидеть это самое чёрное. Так что лучше уж противоположность будет готова заранее. У всего. И у нас самих, значит, она тоже должна быть. Мы — люди, гуманисты и коммунары. Значит, должны быть какие-то они — нелюди, антигуманисты и фашисты. И надобно, чтобы они действительно были. Но желательно в прошлом, потому что зачем нам такое счастье сейчас? Низачем не надо. А уж каким словом это называть — дело десятое.

Но это я сейчас так рассуждаю. А когда в интернате мой приятель Вадик Коноплёв меня по дури обозвал фашистом, я взял да и засветил Вадику по морде. И он потом ещё просил меня не говорить Учителю, за что. Потому что иначе у Коноплёва были бы неприятности куда серьёзнее, чем у меня.

О сущности фашизма рассказывают в интернатах на уроках антифашизма. Из той же записи:

Потом у нас прошёл первый урок антифашизма. До сих пор помню. Завели нас в комнату, погасили свет, зажгли настоящую свечу. Включили головизор на всю стену. И стали рассказывать и показывать такое, что у одного мальчика обморок случился. Потом-то я узнал, что если бы никто в обморок не упал, то учителям сделали бы втык… В общем, тогда и меня проняло. В ту ночь я заснуть не смог. Да и в следующую, честно говоря, тоже.

Но на следующий урок мы пришли все, хотя нам сказали, что кто не хочет, может не ходить. И на послеследующий тоже. Не ходить было стыдно. Не знаю, как у девчонок, а у нас считалось позором не ходить. Хотя потом многие рыдали в подушку, а кто-то и в кровать писался.

Лучше гибель человечества, чем фашизм

Из той же записи:

В самом простом виде: фашизм — это против людей и всего человеческого, самоотрицание цивилизации, болезнь разума и всё такое прочее. Рассказывали про фашистов — Шан Яна, Савонаролу, Гитлера, Рейгана, Дугина, Хомейни, Джемаля. И, конечно, про аль-Махди. Звучало всё это жутко. Помню даже, как у нас в дискуссионном кружке обсуждалась тема, что лучше с точки зрения деятельного гуманизма — гибель земного человечества или фашизм. Насколько я помню, в итоге сошлись на том, что фашизм хуже. Потому что если человечество просто погибнет, останутся другие гуманоидные цивилизации. И они рано или поздно разовьются до нашего уровня. А вот если на Земле воцарится фашизм, то это уже будет конец человечества как вида, потому что Земля тогда всех поработит, а потом уничтожит. Учитель нас выслушал, а потом поправил — дескать, не всё так однозначно, даже в фашистском обществе остаются здоровые силы, ну и те де и те пе. Но в целом он был доволен, да.

Закон Годвина

Принят во избежание ложных обвинений в фашизме.

В той же записи 203 это объясняется так:

С человеком, назвавшего кого-то фашистом, да ещё публично, вряд ли кто-то будет работать. Да и общаться.

Я, кстати, раньше думал, что это просто так принято. Ну, типа, общественный консенсус. А потом случайно узнал — надо было выяснить одну вещь, совсем с другими делами связанную — что это, оказывается, закон. В прямом смысле. Предложен каким-то правоведом с фамилией то ли Гудвин, то ли Годвен. Принят Мировым Советом шестьдесят с лишним лет назад. Так вот, согласно этому закону, слово «фашист» — не оскорбление, а обвинение. Ну как слово «убийца», например. Только серьёзнее, потому что убийцей можно человека назвать в переносном смысле — типа, он убил хорошую идею или перспективную тему исследований. А вот слово «фашист» переносного смысла не имеет. И написать про кого-нибудь в официальном документе, что он фашист, или на публике такое сказать, означает ровно то, что ты считаешь данного человека врагом планеты Земля и настаиваешь на его немедленной изоляции от общества. И если ты окажешься неправ — отношение к тебе будет соответствующее. Потому что и в БВИ про тебя будет сделана соответствующая запись, и вообще огребёшь. По полной.

И это, кстати, очень правильно. Потому что иначе общественность только и делала бы, что повсюду выискивала фашизм и друг друга называла бы фашистами. С неё станется.

Фашизм в дохомокостном/дополуденном мире

Примеры в культуре

Рекламный видеоролик шведского муниципалитета Стаффансторп

Рекламный видеоролик муниципалитета Стаффансторп, расположенного на юго-западе Швеции, в лене Сконе. Рекламный слоган:

Стаффансторп. Какой и должна быть остальная Швеция.

Является типичным примером фашистской идеологии XXI века до Хомокоста/до Полудня. Как считают шведский истеблишмент и люди доброй воли всего мира, в видеоролике показаны фашисты и нелюди, их всех нужно убить.

По мнению бывшей функционерки Умеренной коалиционной партии, колумнистки газеты Sydsvenskan Моа Берглёф:

Я даже не знаю. Это самая жестокая вещь, которую я видела за долгое время.

По словам политического редактора крупнейшей шведской ежедневной газеты Dagens Nyheter Пера Свенсона:

Подлинное домашнее искусство… блондины и почва[1]

Примечания

  1. Имеются в виду любовь к нордическим блондинам в нацистской Германии и националистическая концепция «крови и почвы».