Ради некоей внутренней связности — аргумент, используемый Константином Крыловым (и Михаилом Харитоновым), когда нужно хоть как-то объяснить, зачем он вставил в текст что-то, на первый взгляд не относящееся к теме.

Источник выражения

В молодости Крылов прочёл набоковский роман «Дар», который и в целом произвёл на него глубочайшее впечатление, и в частности тоже. Под частностью мы здесь разумеем великую, сверхвеличайшую Четвёртую Главу романа, посвящённую Чернышевскому и являющуюся его лучшей биографией. Крылов когда-то знал эту главу наизусть. Там есть место:

Но как ни хочется поскорее вылезти из черного уголка, куда нас завел разговор о кондитерских и перейти на солнечную сторону жизни Николая Гавриловича, все же (ради некой скрытой связности) я еще немного тут потопчусь. Однажды он бросился за большой нуждой в дом на Гороховой (следует многословное, со спохватками, описание расположения дома) и уже оправлялся, когда «какая-то девушка в красном» отворила дверь. Увидав руку, — хотел дверь удержать, — она вскрикнула «как это бывает обыкновенно». Тяжкий дверной скрип, ржавый крючок отбит, вонь, стужа, — ужасно… но чудак наш вполне готов потолковать с самим собой об истинной чистоте, отмечая с удовлетворением, что «даже не полюбопытствовал, хороша ли она».

Этот аргумент Крылов запомнил и стал сам его использовать, только заменив «скрытую» связность на «внутреннюю».

Первый пример употребления — [в сборнике афоризмов "Перед белой стеной"], в котором было сказаано:

ЗАВИСТЬ. Люди думают, что завидуют вещам, которые есть у других, или их деньгам, возможностям, физической силе и красоте, связям и долгой жизни. На самом деле завидовать вещам абсурдно, и никто этого не делает. Желание обладать той или иной вещью (пусть даже имеющейся у другого) либо не имеет отношения к зависти, либо вторично: это лишь рационализация зависти, попытки объяснить и оправдать её в собственных или чужих глазах. Завидуют только людям. Предмет зависти — не «что», а «кто», не «его», а «он». Завидуют всё время только одному: счастью обладателя. Человек, обладающий дакшиной и демонстирирующий это любым способом (от эстетизма до наглости и хамства) вызывает зависть. (При этом сам по себе эстетизм или наглость смешны и нелепы, и в тех случаях, когда это всего лишь поза, люди это живо чувствуют.) В этом смысле зависть — такое же желание «отобрать», как и ненависть. [Впоследствии Пелевин написал про «анальные импульсы» — куда убедительнее. Оставляю этот фрагмент — как и многие другие — «ради некоей внутренней связности».]

Первое более-менее известное упоминание — в его ЖЖ, где обсуждались воспоминания Крылова о философе Мелюхине:

descriptor: писать в них про них, что они уже мертвы? зачем?

krylov: Во имя дискурса и ради некоей внутренней связанности.

descriptor: внутренней связанности… ну да, да