Дуремар

Материал из HARITONOV
(перенаправлено с «Болотный Доктор»)
Перейти к: навигация, поиск
Дуремар Олегович. Реконструкция внешности, выполнено бэтменами, видевшими Д. О. Личный архив Подгорного Короля.

Дурема́р (Дуремар Олегович Айболи́т, Болотный Доктор, Болотник) — персонаж романа «Золотой ключ». Врач, ветеринар, фитотерапевт. Хорошо владеет людским, хотя и не проходил обучение на Луне. В описываемое в романе время обитает на Зоне.

Внешность

В главе 28 Первого Тома описывается следующим образом:

Это был типичный хомосапый: невысокий, с седым ёжиком волос, закутанный в махровый халат. Он сидел в кресле-качалке, удобно устроив короткие ручки на подлокотниках. Глаза его закрывали чёрные солнцезащитные очки. Вторая пара очков — узенькие, с длинными золотыми дужками, — балансировала на самом кончике носа. Конструкция показалась коту вычурной. Но, судя по всему, хозяину дома она не доставляла особенных неудобств. Во всяком случае, на лице его если что и отражалось, так это спокойное, уверенное самодовольство.

Убеждения

Принципиальный противник убийства. Принципиальный сторонник оказания медицинской помощи тем, кто в ней нуждается.

— Мы расчищали развалины, — перебил я его. — В развалинах пряталась семья. Белые. Отец, мать, ребёнок. Отец умирал от радиации, помочь ему было уже ничем нельзя. На ребёнка напала собака. Она когда-то была домашней, на ней был ошейник. Видимо, оголодала. Мать ребёнка ударила собаку ножом. Та покусала её тоже. Мы нашли их через полчаса после того, как всё это случилось. Я смог вытащить на этот свет и женщину, и пса. Ребёнок всё-таки умер. Во всех трёх случаях я сделал всё, что мог.

— Я понял. И всё-таки — почему вы стали лечить эту собаку?

— У меня были лекарства и бинты, — ответил я. — И немного времени.

— А если бы собака загрызла вашего ребёнка? — Саул чуть приподнял подбородок и опустил веки. — Вы бы сделали то же самое?

Я усмехнулся ему в лицо.

— Я видел много смертей. Разных смертей. И знаете что? Ни одна из них мне не понравилась. Так что я решил — чем меньше смертей, тем лучше. Мы все умрём, но никто из нас не заслуживает этого. Поэтому я никого не убиваю. И всех лечу.

Не любит понятие «справедливость»: во имя справедливости всегда кого-нибудь мучают и убивают.

Предпочитает общаться с кем бы то ни было у себя дома, а с незнакомцами — только у себя дома.

Буддист, последователь школы Карма-Кагью.

Терпеть не может Пастернака.

Предыстория

Дуремар в Нью-Йоркском метрополитене. 1980 г.

Родился в Москве в конце XIX века. Выходец из богатой в прошлом, но разорившейся дворянской московской семьи фабриканта Живаго. При рождении получил имя Юрий. С его биографией можно ознакомиться по роману Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Она кончается его странной смертью в трамвае в центре Москвы.

На самом деле это была операция прикрытия. Незадолго до «смерти» он был завербован Вечностью. Он и в самом деле должен был умереть в трамвае от сердечного приступа, именно поэтому его изъятие из времени не оказывало влияния на будущее.

Работал на Вечность — не как техник, а как наёмный сотрудник (военврач).

После гибели Вечности уцелел благодаря личному полю биовремени. Укрылся в реализации тентуры ::35:: −11: 01306 — ветви второго порядка (223565’875’’), слабой и нежизнеспособной. Принимал участие в Третьей Мировой войне, в которой победил СССР. На втором году войны был отправлен в Вашингтон, потом был переброшен в Нью-Йорк. Во время войны окончательно утвердился в своих убеждениях. В дальнейшем вернулся в СССР. Работал врачом в маленьком приволжском городке. В этом мире был известен по своему позывному (в Вечности и на войне) «Дуремар», взял официальное имя «Айболит Олегович Дуремар».

Во время отдыха в Черногории (Черногорская Автономная Советская Социалистическая Республика) был перевербован Саулом Репниным на службу Братства. В ходе перевербовки Дуремар общается с разумом Арконы. То, что открылось ему, ужасает Дуремара:

— Пожалуй, — говорю я через некоторое время, — я не возьмусь за эту работу.

— Вы их настолько ненавидите? — Саул впервые посмотрел на меня с живым человеческим интересом.

— Нет. Я их не настолько ненавижу, — я качаю головой. — То, что вы мне сейчас показали — мерзость. Которую не заслужил никто из живущих. Даже они.

— Но это справедливо, не так ли?

— Наверное.

Репнин предлагает Дуремару следующие условия:

  • ему оставят человеческий облик — во всех смыслах;
  • Братство обеспечит ему комфорт, хорошее содержание и очень долгую жизнь;
  • Аркона даст ему возможность войти в aлом’ма’вавви — мир без грехов. Увы, он не сможет войти туда один, но ключи будут у него.

На эти условия Дуремар соглашается.

Род занятий

Отвечает за мутантов Зоны. Так, например, дементоры, критически важные для развёртывания проекта эфирного вещания, были выведены именно им.

Использует нетривиальные технологии для генной модификации: вместо традиционного оборудования, восходящего к Выбегалло, применяет пиявок.

В качестве подработки лечит и обычных существ (не мутантов). За работу берёт оплату редкими артефактами Зоны. Собственно, обычному существу лично встретиться с доктором можно только в качестве пациента.

В Главе 28 Дуремар извиняется перед Базилио.

Вы, наверное, уже не раз мысленно упрекали меня в том, что я не выходил с вами на рандеву. Но есть нюанс. Я предпочитаю общаться с кем бы то ни было у себя дома, а с незнакомыми существами — только у себя дома. Это моё правило, и я от него не отступаю. А попасть ко мне домой кому-то постороннему можно только с какой-то проблемой — как правило, травмой, болезнью, ещё чем-то таким. Это условие поставил не я, и отменить я его не могу.

И несколько позже

Что касается Базилио, то за ним он (Дуремар) присматривал, ожидаючи какой-нибудь мелкой неприятности, после которой он, наконец, сможет его принять у себя как врач. Когда кот поинтересовался, кто же это поставил Доктору такое условие, тот сморщился - так, что вторые очки сползли ну на самый-самый кончик носа, - и ответил коротко и туманно: "работодатели". Сказано это было очень знакомым тоном: таким обычно говорил Карабас, обозначая для агента границу компетентности.

Играет ключевую роль в процессах, происходящих на Зоне.

- И всё-таки оно мне нужно, а тебе придётся мне его дать. Кстати: почему ты думаешь, что у моих работодателей нет _аркана?_

- Потому что они уже построили бы на месте нашего Ха"на-ана дивный новый мир, - Карабас наклонился над столом, потянулся за тарелкой с зеленью.

- Могу порадовать: они его уже строят.

- Вот даже так? - раввин сунул в рот маленькую маринованную луковичку. - И что же это у них такого есть, что они за это взялись?

- Да ничего особенного у них нет, - Болотный Доктор пожал прозрачными плечами. - Кроме обыкновенного желания жить по-человечески. Но если гора не идёт к Магомету, то приходится опираться на собственные силы. Как завещал великий Ким. Извини, пойду. У меня "хакамада" догорает. И девочка твоя скоро вернётся.

Интересные факты

Отчество

У героя были основания полагать, что его номинальный отец Андрей Живаго (бросивший семью и впоследствии застрелившийся) не был его настоящим отцом. Имя настоящего отца он узнал от матери — и в конце концов стал использовать его как отчество.

Следует отметить, что имя «Олег» в императорской России было редким, так как не входило в святцы и Церковь его не признавала[1]. Однако имя Олег на волне интереса к русской истории в середине XIX века стало отчасти модным, особенно среди образованного сословия. Есть также некоторые основания полагать, что настоящий отец Юрия был военным.[2]

Две пары очков

При перевербовке Живаго поставил условие: он хотел остаться человеком во всех смыслах, в том числе и биологическом. Это было принято. Однако для его работы необходимы способности, которые у обычных людей отсутствуют. Кроме того, жизнь на Зоне тоже требует особых возможностей. Всё это и восполняют очки.

Чёрные солнцезащитные позволяют доктору видеть аномалии Зоны и управлять ими. Благодаря их наличию Доктор может жить в доме, фактически сделанном из аномалий. Поэтому он носит их постоянно.

Золотые очки считывают и расшифровывают генетический код существ и могут изменять его[3]. Доктор перестал снимать золотые очки после какого-то неприятного случая, о котором он предпочитает не распространяться.

Артефакты предоставлены доктору Братством. Откуда они взяты — из других ветвей тентуры или из дохомокостной реальности — неизвестно.

Буддизм

Статуя Дживаки Кумара Бхашьи.

С буддизмом доктор познакомился в Нью-Йорке: ему пришлось работать с гуманитарной миссией монахов-медиков из Таиланда. Они относились к нему с почтением, восхищались его врачебным искусством и утверждали, что видят в нём реинкарнацию великого врача древности по имени Дживака (вариант произношения — Дживаго), личного друга Будды Шакьямуни и основателя тайского массажа. Доктор не верил в перевоплощения, но заинтересовался личностью доктора Дживаки, а потом и учением Будды, в котором нашёл много общего со своими взглядами.

Лама Оле Нидал.

Большое влияние на него оказало знакомство с Оле Нидалом, датчанином, ламой школы Карма-Кагью. В момент начала войны между СССР и США он открывал в Америке очередной буддистский центр. Работал в госпитале, получил большую дозу облучения, был пациентом Айболита. Они не сошлись во взглядах — с точки зрения Дуремара Олеговича, во взглядах Оле Нидала было слишком много милитаризма и агрессии. Всё же через него доктор познакомился с текстами и практиками Карма Кагью.

Тем не менее, доктор долго не хотел связывать себя с буддизмом, так как был крещён и считал себя православным. В разговоре с Саулом Репниным он признаёт себя буддистом лишь метафорически:

— Да вы буддист, — Репнин усмехнулся. — Знаете, есть притча о монахе Асанге. Который двенадцать лет провёл в медитации, чтобы увидеть Будду. А потом он решил бросить это дело, пошёл по дороге и увидел больную собаку. У неё была глубокая рана на задней ноге, и в ране было полно червей. Асанге стало нестерпимо жаль и собаку, и червей тоже. И чтобы их спасти, он раскроил себе бедро и стал переносить червей в своё тело… После этого ему явился Будда, — добавил он.

— Не знаю насчёт червей, — сказал я, — но меня учили гирудотерапии. Это лечение пиявками. Так вот, пиявок, когда они насосутся крови, выбрасывают в негашёную известь. Мне показалось это отвратительным. Я не убиваю их. Если это буддизм, — что ж, значит, я буддист.

Всё же принял Прибежище (предположительно, у Оле Нидала) накануне отбытия из угасающей ветви тентуры.

Отношения с Хасей

Хася то ли живёт в доме Дуремара, то ли регулярно появляется там. Правило «попасть ко мне домой кому-то постороннему можно только с какой-то проблемой» на неё не распространяется — из чего следует, что она не посторонняя. Отношение к Хасе у Дуремара Олеговича слегка покровительственное, что она вполне принимает, хотя и не так чтобы всерьёз.

Исключительно ради некоей внутренней связности добавим, что в Древнем Египте во времена Нового Царства верховный жрец богини Бастет в Бубасте имел титул «великий врачеванием»[4].

Упоминания в романе

  • Глава 5: Карабас отправляет Базилио на Зону с целью выйти на Болотника. Тут есть своего рода подстава: Карабас не может не знать, что Дуремар будет иметь дело только с раненым.
  • Глава 19: Базилио блуждает по Зоне и никак не может выйти на Дуремара.
  • Глава 20: Алиса хочет выйти на Болотника для лечения своей векторной проказы.
  • Глава 28: Базилио приходит в себя в избушке Болотного Доктора.
  • Глава 39: Септимия с забитым в голову гвоздём направлют на Зону с целью собрать артефактов для Болотника.
  • Глава 47: Дуремар наносит телевизит Карабасу и извещает о том, что черепаха Тортилла отказывается отдать золотой ключ.
  • Действие тринадцатое: Дуремар наносит телевизит Карабасу и повторно извещает о том, что Тортилла отказывается отдать золотой ключ, а также о том, что он попал под внеплановый Выброс.
  • Действие тридцатое: Дуремар приходит в бывшие «Щщи» с партией дементоров. Он заявляет Базилио, что знает, почему того хотят убить, но отказывается раскрыть детали. Он даёт Базу два совета: никогда не появляться в эфире и не пытаться одолеть полковника Барсукова. Также он объясняет, как активировать имеющийся у База дублон.
  • Действие тридцать пятое: Барсуков по распоряжению Мультимедиева, угрожая маналулой, требует от Дуремара убить Базилио, используя такую формулировку: «Когда я снова загляну к тебе, вот на этой койке должен лежать его череп и импланты».
  • Действие сорок cедьмое: Дуремар ставит Карабаса в известность, что от него требуют убить Базилио, и что он это требование выполнит.
  • Действие шестьдесят шестое: Дуремар воскрешает Напси, пришив его оторванную голову к телу пикачу. Дуремар вспоминает, как был завербован Братством на нынешнюю службу.

Отсылки

  • Болотный Доктор — один из ключевых персонажей игры «S.T.A.L.K.E.R.: Тень Чернобыля».
  • Айболит — персонаж детских стихотворений Николая Корнейчукова: «Добрый локтор Айболит, он под деревом сидит».
  • Пара тёмных очков на носу Дуремара принадлежит Виктору Олеговичу Пелевину; от него же и буддизм.
  • Вторая пара очков — на кончике носа — принадлежит политологу Глебу Олеговичу Павловскому.
  • Отчество «Олегович» принадлежит двум упомянутым выше персонам.
  • Доктор Живаго — заглавный персонаж известного романа Бориса Пастернака.
  • Возможно, есть аналогия с Речным доктором, из одноименной фантастической истории Кира Булычева.

Примечания

  1. В святцах упоминается единственный носитель имени — князь Олег Романович Брянский, монах основанного им Брянского монастыря. Но крестильное имя святого — Леонтий, а постриг он принял под именем Василий; поэтому его мирское имя не признавалось церковью подлинно христианским.
  2. Есть мнение, что этих фактов достаточно чтобы правдоподобно установить имя этого человека.
  3. Однако для стандартных процедур (требующий десятков тысяч типовых вмешательств в генные библиотеки) Дуремар обычно использует пиявок, которые ему поставляла Тортилла.
  4. М.А. Коростовцев. Религия Древнего Египта. М.:Наука, ГРВЛ, 1976. - С. 164.