Дуремар

Материал из HARITONOV
(перенаправлено с «Болотный Доктор»)
Перейти к: навигация, поиск
Дуремар Олегович. Реконструкция внешности, выполнено бэтменами, видевшими Д. О. Личный архив Подгорного Короля.

Дурема́р (Дуремар Олегович Айболи́т, Болотный Доктор, Болотник) — персонаж романа «Золотой ключ». Врач, ветеринар, фитотерапевт. Хорошо владеет людским, хотя и не проходил обучение на Луне. В описываемое в романе время обитает на Зоне.

Внешность

В главе 28 Первого Тома описывается следующим образом:

Это был типичный хомосапый: невысокий, с седым ёжиком волос, закутанный в махровый халат. Он сидел в кресле-качалке, удобно устроив короткие ручки на подлокотниках. Глаза его закрывали чёрные солнцезащитные очки. Вторая пара очков — узенькие, с длинными золотыми дужками, — балансировала на самом кончике носа. Конструкция показалась коту вычурной. Но, судя по всему, хозяину дома она не доставляла особенных неудобств. Во всяком случае, на лице его если что и отражалось, так это спокойное, уверенное самодовольство.

Убеждения

Принципиальный противник убийства. Принципиальный сторонник оказания медицинской помощи тем, кто в ней нуждается.

— Мы расчищали развалины, — перебил я его. — В развалинах пряталась семья. Белые. Отец, мать, ребёнок. Отец умирал от радиации, помочь ему было уже ничем нельзя. На ребёнка напала собака. Она когда-то была домашней, на ней был ошейник. Видимо, оголодала. Мать ребёнка ударила собаку ножом. Та покусала её тоже. Мы нашли их через полчаса после того, как всё это случилось. Я смог вытащить на этот свет и женщину, и пса. Ребёнок всё-таки умер. Во всех трёх случаях я сделал всё, что мог.

— Я понял. И всё-таки — почему вы стали лечить эту собаку?

— У меня были лекарства и бинты, — ответил я. — И немного времени.

— А если бы собака загрызла вашего ребёнка? — Саул чуть приподнял подбородок и опустил веки. — Вы бы сделали то же самое?

Я усмехнулся ему в лицо.

— Я видел много смертей. Разных смертей. И знаете что? Ни одна из них мне не понравилась. Так что я решил — чем меньше смертей, тем лучше. Мы все умрём, но никто из нас не заслуживает этого. Поэтому я никого не убиваю. И всех лечу.

Не любит понятие «справедливость»: во имя справедливости всегда кого-нибудь мучают и убивают.

Предпочитает общаться с кем бы то ни было у себя дома, а с незнакомцами — только у себя дома.

Буддист, последователь школы Карма-Кагью.

Терпеть не может Пастернака.

Предыстория

Дуремар в Нью-Йоркском метрополитене. 1980 г.

Родился в Москве в конце XIX века. Выходец из богатой в прошлом, но разорившейся дворянской московской семьи фабриканта Живаго. При рождении получил имя Юрий. С его биографией можно ознакомиться по роману Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Она кончается его странной смертью в трамвае в центре Москвы.

На самом деле это была операция прикрытия. Незадолго до «смерти» он был завербован Вечностью. Он и в самом деле должен был умереть в трамвае от сердечного приступа, именно поэтому его изъятие из времени не оказывало влияния на будущее.

Работал на Вечность — не как техник, а как наёмный сотрудник (военврач).

После гибели Вечности уцелел благодаря личному полю биовремени. Укрылся в реализации тентуры ::35:: −11: 01306 — ветви второго порядка (223565’875’’), слабой и нежизнеспособной. Принимал участие в Третьей Мировой войне, в которой победил СССР. На втором году войны был отправлен в Вашингтон, потом был переброшен в Нью-Йорк. Во время войны окончательно утвердился в своих убеждениях. В дальнейшем вернулся в СССР. Работал врачом в маленьком приволжском городке. В этом мире был известен по своему позывному (в Вечности и на войне) «Дуремар», взял официальное имя «Айболит Олегович Дуремар».

Во время отдыха в Черногории (Черногорская Автономная Советская Социалистическая Республика) был перевербован Саулом Репниным на службу Братства. В ходе перевербовки Дуремар общается с разумом Арконы. То, что открылось ему, ужасает Дуремара:

— Пожалуй, — говорю я через некоторое время, — я не возьмусь за эту работу.

— Вы их настолько ненавидите? — Саул впервые посмотрел на меня с живым человеческим интересом.

— Нет. Я их не настолько ненавижу, — я качаю головой. — То, что вы мне сейчас показали — мерзость. Которую не заслужил никто из живущих. Даже они.

— Но это справедливо, не так ли?

— Наверное.

Репнин предлагает Дуремару следующие условия:

  • ему оставят человеческий облик — во всех смыслах;
  • Братство обеспечит ему комфорт, хорошее содержание и очень долгую жизнь;
  • Аркона даст ему возможность войти в aлом’ма’вавви — мир без грехов. Увы, он не сможет войти туда один, но ключи будут у него.

На эти условия Дуремар соглашается.

Род занятий

Отвечает за мутантов Зоны. Так, например, дементоры, критически важные для развёртывания проекта эфирного вещания, были выведены именно им.

Использует нетривиальные технологии для генной модификации: вместо традиционного оборудования, восходящего к Выбегалло, применяет пиявок.

В качестве подработки лечит и обычных существ (не мутантов). За работу берёт оплату редкими артефактами Зоны. Собственно, обычному существу лично встретиться с доктором можно только в качестве пациента.

В Главе 28 Дуремар извиняется перед Базилио.

Вы, наверное, уже не раз мысленно упрекали меня в том, что я не выходил с вами на рандеву. Но есть нюанс. Я предпочитаю общаться с кем бы то ни было у себя дома, а с незнакомыми существами — только у себя дома. Это моё правило, и я от него не отступаю. А попасть ко мне домой кому-то постороннему можно только с какой-то проблемой — как правило, травмой, болезнью, ещё чем-то таким. Это условие поставил не я, и отменить я его не могу.

И несколько позже

Что касается Базилио, то за ним он (Дуремар) присматривал, ожидаючи какой-нибудь мелкой неприятности, после которой он, наконец, сможет его принять у себя как врач. Когда кот поинтересовался, кто же это поставил Доктору такое условие, тот сморщился - так, что вторые очки сползли ну на самый-самый кончик носа, - и ответил коротко и туманно: "работодатели". Сказано это было очень знакомым тоном: таким обычно говорил Карабас, обозначая для агента границу компетентности.

Интересные факты

Отчество

У героя были основания полагать, что его номинальный отец Андрей Живаго (бросивший семью и впоследствии застрелившийся) не был его настоящим отцом. Имя настоящего отца он узнал от матери — и в конце концов стал использовать его как отчество.

Следует отметить, что имя «Олег» в императорской России было редким, так как не входило в святцы и Церковь его не признавала[1]. Однако имя Олег на волне интереса к русской истории в середине XIX века стало отчасти модным, особенно среди образованного сословия. Есть также некоторые основания полагать, что настоящий отец Юрия был военным.

Две пары очков

При перевербовке Живаго поставил условие: он хотел остаться человеком во всех смыслах, в том числе и биологическом. Это было принято. Однако для его работы необходимы способности, которые у обычных людей отсутствуют. Кроме того, жизнь на Зоне тоже требует особых возможностей. Всё это и восполняют очки.

Чёрные солнцезащитные позволяют доктору видеть аномалии Зоны и управлять ими. Благодаря их наличию Доктор может жить в доме, фактически сделанном из аномалий. Поэтому он носит их постоянно.

Золотые очки считывают и расшифровывают генетический код существ и могут изменять его[2]. Доктор перестал снимать золотые очки после какого-то неприятного случая, о котором он предпочитает не распространяться.

Артефакты предоставлены доктору Братством. Откуда они взяты — из других ветвей тентуры или из дохомокостной реальности — неизвестно.

Буддизм

Статуя Дживаки Кумара Бхашьи.

С буддизмом доктор познакомился в Нью-Йорке: ему пришлось работать с гуманитарной миссией монахов-медиков из Таиланда. Они относились к нему с почтением, восхищались его врачебным искусством и утверждали, что видят в нём реинкарнацию великого врача древности по имени Дживака (вариант произношения — Дживаго), личного друга Будды Шакьямуни и основателя тайского массажа. Доктор не верил в перевоплощения, но заинтересовался личностью доктора Дживаки, а потом и учением Будды, в котором нашёл много общего со своими взглядами.

Лама Оле Нидал.

Большое влияние на него оказало знакомство с Оле Нидалом, датчанином, ламой школы Карма-Кагью. В момент начала войны между СССР и США он открывал в Америке очередной буддистский центр. Работал в госпитале, получил большую дозу облучения, был пациентом Айболита. Они не сошлись во взглядах — с точки зрения Дуремара Олеговича, во взглядах Оле Нидала было слишком много милитаризма и агрессии. Всё же через него доктор познакомился с текстами и практиками Карма Кагью.

Тем не менее, доктор долго не хотел связывать себя с буддизмом, так как был крещён и считал себя православным. В разговоре с Саулом Репниным он признаёт себя буддистом лишь метафорически:

— Да вы буддист, — Репнин усмехнулся. — Знаете, есть притча о монахе Асанге. Который двенадцать лет провёл в медитации, чтобы увидеть Будду. А потом он решил бросить это дело, пошёл по дороге и увидел больную собаку. У неё была глубокая рана на задней ноге, и в ране было полно червей. Асанге стало нестерпимо жаль и собаку, и червей тоже. И чтобы их спасти, он раскроил себе бедро и стал переносить червей в своё тело… После этого ему явился Будда, — добавил он.

— Не знаю насчёт червей, — сказал я, — но меня учили гирудотерапии. Это лечение пиявками. Так вот, пиявок, когда они насосутся крови, выбрасывают в негашёную известь. Мне показалось это отвратительным. Я не убиваю их. Если это буддизм, — что ж, значит, я буддист.

Всё же принял Прибежище (предположительно, у Оле Нидала) накануне отбытия из угасающей ветви тентуры.

Отношения с Хасей

Хася то ли живёт в доме Дуремара, то ли регулярно появляется там. Правило «попасть ко мне домой кому-то постороннему можно только с какой-то проблемой» на неё не распространяется — из чего следует, что она не посторонняя. Отношение к Хасе у Дуремара Олеговича слегка покровительственное, что она вполне принимает, хотя и не так чтобы всерьёз.

Исключительно ради некоей внутренней связности добавим, что в Древнем Египте во времена Нового Царства верховный жрец богини Бастет в Бубасте имел титул «великий врачеванием»[3].

Упоминания в романе

  • Глава 5: Карабас отправляет Базилио на Зону с целью выйти на Болотника. Тут есть своего рода подстава: Карабас не может не знать, что Дуремар будет иметь дело только с раненым.
  • Глава 19: Базилио блуждает по Зоне и никак не может выйти на Дуремара.
  • Глава 20: Алиса хочет выйти на Болотника для лечения своей векторной проказы.
  • Глава 28: Базилио приходит в себя в избушке Болотного Доктора.
  • Глава 39: Септимия с забитым в голову гвоздём направлют на Зону с целью собрать артефактов для Болотника.
  • Глава 47: Дуремар наносит телевизит Карабасу и извещает о том, что черепаха Тортилла отказывается отдать золотой ключ.
  • Действие тринадцатое: Дуремар наносит телевизит Карабасу и повторно извещает о том, что Тортилла отказывается отдать золотой ключ, а также о том, что он попал под внеплановый Выброс.
  • Действие тридцатое: Дуремар приходит в бывшие «Щщи» с партией дементоров. Он заявляет Базилио, что знает, почему того хотят убить, но отказывается раскрыть детали. Он даёт Базу два совета: никогда не появляться в эфире и не пытаться одолеть полковника Барсукова. Также он объясняет, как активировать имеющийся у База дублон.
  • Действие тридцать пятое: Барсуков по распоряжению Мультимедиева, угрожая маналулой, требует от Дуремара убить Базилио, используя такую формулировку: «Когда я снова загляну к тебе, вот на этой койке должен лежать его череп и импланты».
  • Действие сорок cедьмое: Дуремар ставит Карабаса в известность, что от него требуют убить Базилио, и что он это требование выполнит.
  • Действие шестьдесят шестое: Дуремар воскрешает Напси, пришив его оторванную голову к телу пикачу. Дуремар вспоминает, как был завербован Братством на нынешнюю службу.

Отсылки

  • Болотный Доктор — один из ключевых персонажей игры «S.T.A.L.K.E.R.: Тень Чернобыля».
  • Айболит — персонаж детских стихотворений Николая Корнейчукова: «Добрый локтор Айболит, он под деревом сидит».
  • Пара тёмных очков на носу Дуремара принадлежит Виктору Олеговичу Пелевину; от него же и буддизм.
  • Вторая пара очков — на кончике носа — принадлежит политологу Глебу Олеговичу Павловскому.
  • Отчество «Олегович» принадлежит двум упомянутым выше персонам.
  • Доктор Живаго — заглавный персонаж известного романа Бориса Пастернака.
  • Возможно, есть аналогия с Речным доктором, из одноименной фантастической истории Кира Булычева.

Примечания

  1. В святцах упоминается единственный носитель имени — князь Олег Романович Брянский, монах основанного им Брянского монастыря. Но крестильное имя святого — Леонтий, а постриг он принял под именем Василий; поэтому его мирское имя не признавалось церковью подлинно христианским.
  2. Однако для стандартных процедур (требующий десятков тысяч типовых вмешательств в генные библиотеки) Дуремар обычно использует пиявок, которые ему поставляла Тортилла.
  3. М.А. Коростовцев. Религия Древнего Египта. М.:Наука, ГРВЛ, 1976. - С. 164.